17:14 

Визит тоски

anti-shesto-norma
"Time after time I lose again" (C) The Rasmus
Сидишь в полумраке зимнего дома. Нарушает уединение лишь свечение экрана и заунывный, но давно привычный шум работающего ноутбука.
Тишина.
Вот такой тебя хотели видеть все они. Горькой, прохладной, обжигающей при соприкосновении. Как глоток абсента. Как морская вода на глубине.
Поднимаешь глаза к загадочно белеющему потолку.
Ночь. За окном бушует январская злая плюсовая метель. Ветки гнёт и ломает ветви. Ветер сердит на твоё пассивное времяпрепровождение.
Ты так мечтала о глотке свободы. О покое.
Захлебнувшись собственным одиночеством, до хруста сжимаешь сплетённые пальцы. На их обескровленной поверхности читаются слишком явно нити судьбы.
Холодная пустота за окном - бескрайняя, снежная, яростная.
Холодная пустота комнаты – нежилая, затхлая, мрачная.
Холодная пустота души – безликая, унылая, покинутая.
Три пустоты в экстазе сливаются в одной точке мира в изломанном судорогой теле, которое ещё помнит вкус вина, чужих губ и прочих удовольствий…
Тоска вплывает в комнату через дверь, бесшумно, закованная в корсет из китового уса, прямая и сухая. Тебе на минуту чудится, будто под платьем гремит чешуйками хвост, извиваясь в завораживающем танце.
Она садится на край твоей постели, хотя сесть ты ей не предлагаешь. Аккуратно складывает ажурный грязно-розовый зонтик и прячет его в складках ткани. Откидывает с лица вуаль и пряди непослушных волос со лба. Её мутные, покрытые налётом бредовой горячки глаза, нашаривают тебя, и тоска подвигается ближе, садится вплотную, обнимает за талию и склоняет голову тебе на плечо. От неё исходит одуряющий запах тлена, увядшей розы и ещё чего-то приторно-сладкого.
Тоска нежно перебирает своими холодными узловатыми пальцами с острыми когтями твои заботливо хранимые воспоминания.
Она шепчет на ухо своими гуттаперчевыми губами: «Помнишь, ты была нужна? Помнишь, твой телефон раскалялся от звонков? Помнишь, один из них даже любил тебя? - тоска переводит дыхание – струйка холодного воздуха сменяется кратким потоком лихорадочно-жаркого – И где они все сейчас? Почему ты одна?»
Не слушая твоих бессвязных оправданий, она заливается ломким искусственным хохотом.
«Милочка, ты ВСЕГДА была ОДНА. ОДНА родилась и ОДНА же умрёшь. И ВСЮ жизнь свою будешь ОДНА».
Ты так и видишь её фальшивые рыжие кудри, беспомощные глаза. Скрюченные подагрой пальцы гладят тебя по щеке на прощанье, вызывая в памяти назойливую ассоциацию с крыльями мёртвых бабочек – настолько их кожа хрупка и тонка.
«Если хочешь, не слушай меня. Живи, как знаешь. Только потом не надо, что я тебя не предупреждала».
Тоска уходит, шурша юбками из жёсткой ткани, оставляя в воздухе комнаты лёгкий след нафталина и пудровых духов
А тебе так хочется попросить её остаться. Чтобы не быть в этой темноте совсем уж одной.
11.01.11

@темы: творчество

URL
   

Zoisite

главная